• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Оксана Кубатченко Профессионал

Киев, которого у меня больше нет

Я живу в Киеве с рождения. Моими первыми воспоминаниями был тихий печерский дворик, засаженный цветами. В детстве мы катались по двору на велосипеде и роликах, зимой — на санках (возле гаражей была небольшая горка). По нашей улице проезжала одна машина раз в полчаса, и мы любили гулять посреди дороги, идя по белой полосе. Это было признаком свободы — ведь за подобное несоблюдение правил дорожного движения могло крепко влететь от родителей.

В студенческие годы было вообще вольготно — освободившись в 2 часа дня, мы пешком от Университета шли на Андреевский — мимо Оперного, Софии, Михайловского, по Десятинной, заворачивали на БЖ (так называют деревянную лестницу возле Исторического музея).

Я излазила, наверное, все улицы и дворики центра Киева. В одном из дворов жили знаменитые вороны. Интересно, есть ли они сейчас? В другом был потрясающий старинный фонарь и живописные трещины на стенах дореволюционного здания. Я еще помню старый Майдан со светящимся фонтаном и роскошные каштаны, еще не поеденные паршой. Я даже помню малолюдную Министерку! Я помню свежий воздух и дух того Киева, который, наверное, утрачен уже навеки.

Помню заросшую по пояс травой Замковую гору. До сих пор я даже с завязанными глазами безошибочно пройду по всем тропкам, выведя вас к старой стене или к холму, откуда открывается поразительный вид на Подол. Там я так любила смотреть закат.

Подол… Старый Подол с деревянными (их уже снесли) домиками и звенящими трамваями.

Заросшая Мариинка, еще не принявшая теперешний мажорный вид и тогда еще достаточно малолюдная даже по выходным. Или мне так просто казалось? Может, тогда я умела не замечать толпы людей?

Тусуя на Майдане с металлюгами, я любила гулять рассветным Крещатиком, идя до смотровой площадки возле Радуги (рядом с Филармонией), затем поднимаясь к Музею воды. Кстати, его тогда еще не построили. На его месте торчала заброшенная башня неизвестного мне тогда назначения. И на Зеленке еще тусовали панки и трэшеры, она еще не была ограждена непонятными конструкциями.

А летом мы ходили пешком на Труханов. А потом, заблудившись, блуждали по темноте узкими тропинками по склонам Днепра. А потом пили пиво, купленное в ночном мини-маркете у самого входа в Мариинский парк.

С одним своим знакомым мы исходили Труханов вдоль и поперек. Жгли костер ночью, купались голышом, слушали музыку с проходящих мимо корабликов, а утром распугивали ранних бабушек и дедушек, повадившихся там загорать с утреца.

А как романтично было гулять утром (прогуливая пары) по старому ботаническому саду! Там даже были свободные лавочки!

Я не любила отдаленные районы Киева, особенно Троещину. До сих пор для меня она является неким мифическим пространством по типу Тьмутаракани или Затридевятиземелья. Но в районе ДВРЗ мне даже очень нравилось — такая себе неспешная атмосфера провинциальности, двухэтажные желтенькие домики любопытной архитектуры и лес. Там даже росли грибы.

Парк на Нивках тоже чем-то манил меня — то ли уточками в озере, то ли плакучими ивами. Хотя в Голосеевском парке насчет этот, конечно, поинтересней — там намного больше площадь и многочисленные озера. Помню, мы специально ездили туда гулять по выходным.

После покупки фотоаппарата я не могла оторваться от старинных зданий в районе Золотых Ворот и Львовской площади. Ярославов вал, улицы Гончара и Франка. До сих пор они не утратили былого великолепия. А я еще помню не разрушенный Сенной рынок и дедов рядом на ступеньках, продающих всякий нужный и ненужный хлам.

Русановка, Березняки… Помню, как приехала туда на день рождения и ушла чуть пораньше и бродила по однотипным дворикам, не находя остановку 55-го.

В Гидропарк мы тоже иногда ездили купаться, но там всегда было много суеты, торгашей и приставучих наглых парней.

В районе Слободки мы как-то прожили в палатке целую неделю, лишь один раз выбравшись в город за провиантом. Я приноровилась купаться голышом, а местные рыбаки приноровились незаметно наблюдать за мной. Попалились они только в последний день.

Лавра, парк Славы, Аскольдова могила, Арсенал, музей ВОВ, набережная, Центральный ботанический сад, Лысая гора — все они теплятся в моей душе приятными воспоминаниями.

Но самая сильная ностальгия, конечно же, по Печерску. По тем старым гастрономам, тихим улицам и свежему, действительно свежему воздуху. Весной в каждом дворе цвели фруктовые деревья, сирень и цветы. Теперь на их месте стоянка для машин. Теперь на нашей улице невозможно перейти дорогу — машины стоят впритык и даже на светофоре нужно их обходить — ведь они не помещаются там своими габаритами. Теперь на нашей улице постоянным ароматом является запах выхлопных газов — такое впечатление, что только грозовой ураган способен унести хотя бы на пару часов это невыносимое удушье.

Теперь я сижу дома у монитора и разглядываю старые фотки. К сожалению, не свои. Мои остались в другом компе. А еще я люблю спать — потому что во сне мне снится тот город, который я любила и который, как мне кажется, отвечал мне взаимностью. А теперь я ищу его на освещенных рекламой улицах, в шуме дорог, в суете проспектов — и не нахожу. Теперь я не гуляю, я перемещаюсь в пространстве. Теперь я не живу — я несу свое бренное тело сквозь время…

Прости меня, мой Киев! Если ты еще меня слышишь…

Статья опубликована 22.03.2010

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: