• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Мария Солнечная Подготовка материала: Дебютант

Кто же сбил Фрэнсиса Пауэрса? Новосибирский "Пендель" от "Т-3"

Конец 1960 года. Яркое пламя на небе, звон битого стекла из окон близлежащих домов и сопровождающий оглушительный звук взрыва, заглушил осеннюю тишину и покой ребячьих игр. Мы, маленькие ребятишки, услышав взрыв над головами, бежали по домам, цеплялись за материнские подолы от страха. Мы думали, что началась война и нас всех сейчас разнесет по земле, как крышу в соседнем доме
Это позже, когда такие взрывы стали происходить чуть ли не каждый день в течении 2−3 месяцев, мы пообвыклись и только грозили кулачками в небо: Бойтесь фашисты!

В архивах Новосибирской железной дороги находится жалоба начальника Инского отделения в ОБКОМ КПСС «…За последние 2−3 месяца над территорией ст. Инская участились случаи сильных взрывов при полетах реактивных самолетов. Так, 22 сентября, в полдень, при полете реактивного самолета были разбиты все стекла в окнах бани № 1.
14 сентября от воздушной волны обрушилось перекрытие жилого дома, и семья Ямпольского с четырьмя маленькими детьми оказалась на улице. Руководство Инского отделения дороги просит принять меры по немедленному прекращению взрывов над территорией Первомайского района и выделить оконного стекла 1570 кв. м. для ликвидации последствий».

Так начинались полеты первых Новосибирских Т-3 «безоружная труба», как называли эти самолеты-перехватчики в войсках истребительского полка.
А «взрыв», который нам казался «громом среди ясного неба» — это включение форсажа, переход самолета на сверхзвуковую скорость.
В Новосибирске, на заводе им. Чкалова, с 1957 года началось изготовление сверхзвуковых высотных самолетов-перехватчиков «Т-3», разработанных ОКБ Сухого (чуть позднее этот самолет получит название «Су-9»). «Т-3» был действительно «штучным товаром».
Они брали на борт 3.250 килограмм топлива. К маю шестидесятого в Новосибирске уже создавались самолеты, бравшие 3.720 кг. А лишние полтонны горючего — это значительно большая дальность полета, больший рубеж перехвата и вполне дотягивались до высоты полета в 20 км.

Казалось бы, историю со сбитым советскими ракетчиками над Свердловском 1 мая 1960 года американским самолетом-шпионом «У-2», пилотировавшимся Френсисом Пауэрсом, знают все, но вопрос; «Так кто же сбил шпиона?» остается «тайной» в истории СССР.
С 1956 года высотный разведчик Пауэрс летал над СССР, пересекая буквально всю страну на высоте 20 тыс. метров. Он летал над Москвой, над Ленинградом, над сверхсекретными объектами страны — в том числе и над Байконуром, и над Семипалатинским ядерным полигоном, и над секретными полигонами в Сары-Шагане.
(По данным американской разведки, СССР не располагает ни самолетами, ни ракетами, способными уничтожить недосягаемый «У-2»).Фрэнсис Пауэрс

Самолет «У-2» имел предельно облегченный планер с большим размахом крыла, снабженный специальным высотным турбореактивным двигателем. Пауэрс к маю 1960 года совершил 27 полетов над СССР, налетав, в общей сложности, более 500 часов.

К 1960 году полеты «У-2» достали Никиту Хрущева, как говорится «до печенок». Хрущев гордился космосом — первым спутником, полетами собачек. Все это обеспечивали ракеты, которыми, как ему казалось, он «утирал нос» США в Большой Ракетно-Космической Гонке.
А тут вдруг выяснилось, что, собственно, над страной регулярно летает «нечто», спокойно фотографируя все секретные объекты, в том числе и ракетные, а сбивать его — нечем.

В стране на то время, уже были разработаны и запущены в производство зенитно-ракетные комплексы. Они должны были прикрыть основные сверхсекретные объекты страны от любопытных глаз. Однако ракеты имели свои минусы — цель должна была практически «наткнуться» на ракету (радиус подрыва боевого заряда у них был в 25−30 метрах от цели). Именно по этой причине и, крайне были нужны мобильные, высотные самолеты-перехватчики, типа Т-3(СУ-9)

1 мая 1960 года в 5 часов 30 минут по московскому времени самолет Пауэрса вторгся в воздушное пространство СССР юго-восточнее Кировабада. На высоте 22000 метров он пролетел над частью среднеазиатских республик.
Прошел над Аральским морем, покружил над космодромом Тюра-Там (будущий Байконур), возле Челябинска сфотографировал секретный объект на берегу озера Иртыш (атомный город Челябинск-4) и повернул в сторону Свердловска.
У-2

«Дракон" — известный всем в войсках ПВО позывной Главкома авиации, генерал Евгений Савицкий, во время трансляции по «громкой связи», приказал: «Умереть, но сбить!»Поднятые в воздух два истребителя-перехватчика из 9-го гвардейского полка, к сожалению, были бессильны «дотянуться» до высотного У-2. Параллельно с действиями летчиков по Пауэрсу пальнули ракетой зенитчики дивизиона майора Воронова. Но промахнулись.
Вот и решили вывести на перехват 2 самолета Т-3, которые в Свердловске оказались случайно во главе с капитаном Ментюковым и пилотом Сафроновым.
(Они перегоняли самолеты в Белоруссию и застряли в городе из-за непогоды. Самолеты находились на пути в часть, только там они должны были получить вооружение, ракеты и полную доводку оборудования в части, после перегона. У пилотов не было ни гермошлема, ни высотно-компенсирующего костюма. Они бы «НЕ ВООРУЖЕНЫ»)
Однако, пилоты Т-3 получили неожиданный приказ: перехватить нарушителя и … не сбить, а таранить его! (командующий авиацией армии ПВО генерал-майор авиации Юрий Вовк. «Я — «Сокол», 732-й, как меня слышите? Слушайте меня внимательно. Цель — реальная, высотная. Таранить! Приказ Москвы.)
Пауза… и пилот ответил: «Понял вас. Выполняю. Позаботьтесь о матери и жене».

Видимо, каким-то «шестым чувством», выйдя на нарушителя, Т-3 Ментюкова на скорости 2, 5 тысячи км., просто «проскочил» над самолетом «U-2» который шел со скоростью — 750 км.
«Взрыв» этот был ни что иное, как выхлоп турбины уходящего новосибирского «Т-3» плюс крутящий момент от скорости потока воздуха, который достигает до 180метров в секунду при форсаже… вот и закрутило Френсиса и его «Y-2», все крылья обломало… Летчик успел катапультироваться…
А в это время в воздухе начинался полный бардак — локаторщики выдавали сразу несколько целей, в воздух подняли пару «Миг-19», заведомо понимая бессмысленность этого. И, одновременно, два ракетных дивизиона начали палить по всему, что над ними в воздухе, выпустив 14 ракет. Они сбили один «Миг» и один Т-3 с пилотом Сафроновым и «дострелили» то, что, медленно планируя, падало с огромной высоты. Это были обломки уже уничтоженного «У-2».

Первомайская демонстрация была в самом разгаре, когда в 10.45 Никите Хрущеву прямо на трибуне Мавзолея доложили, что под Свердловском ракетой класса «земля-воздух» сбит американский самолет-разведчик.
Хрущев приказал, что «сбить должны ракеты», пугал весь мир ракетами — стратегическими и зенитными. «У-2» должны были сбить и сбили именно ракетчики, причем первой же ракетой.

Подвиг и гибель пилотов самолетов-истребителей в эту логику абсолютно не вписывались. Погибшего Сафронова и чудом приземлившегося на остатках топлива Ментюкова аккуратно «забыли».

Так кто же сбил «У-2»? Во время суда, на коротком разрешенном свидании с отцом Пауэрс успел шепнуть: «Не верь, что меня сбила ракета. Сбил самолет — я его видел». На суде сбитый пилот рассказывал более лаконично: «Я услышал взрыв, увидел перед собой вспышку оранжевого пламени, и самолет начал падать». Зенитчики стреляли вслед, а то, что увидел Пауэрс перед собой как «оранжевое пламя» было ничто иное как «Хлопок» или «Взрыв».

И мы, свидетели силы такого «взрыва» от которого разлетались на кусочки стекла всех домов в радиусе 2 км., уверены, что «пинок», приведший к гибели самолет-шпиона, получил Фрэнсис и «Y-2 все-таки от сверхсекретного высотного перехватчика «Т-3» и сделал его капитан Игорь Ментюков.А Новосибирцы, такой «хлопок» от Т-3, именовали легендарным названием:
«Пендель» Фрэнсису Пауэрсу

Статья опубликована 25.11.2008
Обновлено 4.12.2008

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: