• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Александр  Котов Мастер

Чукча из анекдотов: кто он на самом деле, однако?

Часть 2

Очевидно, что ключевую роль в формировании образа «чукчи» сыграли мемы, визуальный и речевой. Но почему именно чукчи стали героями анекдотов, ведь в Советском Союзе жило много других северных народностей со своими традициями и особенностями? Да, они и в самом деле живут на краю земли, но ведь там же обитают и другие народности, например эскимосы и эвены.

Фото: Depositphotos

Перейти к началу статьи

Может ли быть так, что важную роль тут сыграло само слово — чукча? (Отметим, что жители Чукотки называют себя другим, гораздо более трудным и менее смешным словом — луораветла́ны.) Филологи уверены, что это именно так.

Как считает Александра Архипова:

…сработала простая фонетика — слов на «чу» в русском языке не так много, и большая их часть имеет насмешливый оттенок: «чушка», «чувырла» и прочее. Но сюда же относится и «чудо». Вот на границе чудовищного и чудесного и существует чукча.

Юмористы давно обращали внимание на то, что одни слова звучат более смешно, чем другие, и умело использовали это. Как считает автор популярного пособия по теории юмора Мелвин Хелитцер, чтобы слово могло стать смешным, необходимо чтобы оно отвечало хотя бы одному из трех признаков: смешное звучание, двусмысленность или повтор (чупа-чупс, Доу-Джонс) и ассоциация его с известным человеком или явлением.

Чукча из анекдотов: кто он на самом деле, однако?
Фото: Depositphotos

Подходит ли слово «чукча» под это определение? Звук «чу» звучит действительно смешно, буква «Ч» употребляется дважды («чу» и «ча»); что касается ассоциаций, то и здесь полный порядок.

Итак, есть визуальный образ, изображенный в популярных кинофильмах, речевая маска, имя персонажа, вызывающее улыбку. Но все-таки над чем же конкретно мы смеемся в анекдотах о чукче?

Очевидно, что главная их тема — это человеческая глупость. Глупость как таковая — это вообще один из универсальных сюжетов мирового фольклора, но в чукотском цикле она преподносится в своеобразной этнической оболочке.

Вспомним едва ли не самый знаменитый, ставший уже классикой анекдот.

Сидит чукча на ветке дерева и пилит ее. Мимо проходит геолог и говорит: «Чукча, ты сейчас упадешь!» Чукча не обращает на геолога внимания и продолжает пилить. Сук падает, и чукча вместе с ним. Встает, смотрит в сторону ушедшего геолога и говорит: «Однако шаман!»

Анекдот, казалось бы, создан по всем правилам жанра. В нем есть действующие лица, одно — главное (чукча), и другое — второстепенное (геолог), есть привязка к месту действия, есть завязка (сетап), развязка (панчлайн), и даже то, что условно можно назвать серединой, или вторым актом действия, есть даже диалог между персонажами. Главный персонаж, чукча, продолжает делать то, что и делал, и падает, как его об этом и предупреждали. Тем не менее, находясь во власти собственных представлений о мире, он не желает признавать неправоту принятого решения.

Вместе с тем самый известный анекдот про чукчу есть в то же время и самый неправильный анекдот, потому что в нем рассказывается история не про конкретного персонажа, а про абстрактного, эталонного дурака. Спасает анекдот то, что он действительно смешон. Точнее, был смешон когда-то, потому что со времени его появления прошел уже не один десяток лет и характерные «чукотские» атрибуты истории: сам чукча как главное действующее лицо, пришлый человек — геолог, словечко «однако» и упоминание о шамане. Пилить деревья — занятие не самое распространенное в чукотской тундре, тем не менее деревья там все-таки растут, те же лиственницы и березы.

Поймали двое чукчей моpжа и тащат его за хвост, а он клыками землю пашет. Навстречу им русский. И говорит:
— Вы возьмите его за голову, легче будет.
Ну они и взяли, дальше тащат, один чукча и говорит:
— Однако русский — умный народ, видишь, как легко пошла.
На что другой ему отвечает:
— Умный-то умный, но мы, однако, опять к морю вышли.

Чукча из анекдотов: кто он на самом деле, однако?
Фото: Depositphotos

Это еще один анекдот из разряда смешных, но неправильных (или неправильных, но смешных?). Однако (ну как обойтись без этого словечка?) история, в которой присутствует конкретный персонаж — тот же чукча, поручик Ржевский или Штирлиц, — интересна в первую очередь именно тем, что в ней обыгрываются особенные, специфические качества и черты именно этого лица. В противном случае привязка к нему будет выглядеть искусственной и фальшивой.

А теперь еще несколько историй, которые можно отнести к разряду «правильных».

Приехал чукча в Москву, останавливает такси, садится и едет. Вдруг на дорогу выбегает бабка. Водитель поворачивает резко вправо, та тоже вправо, он влево, та тоже влево; в общем, вертел, вертел и объехал бабку. Смотрит в зеркало, а бабка лежит на дороге, тут к нему чукча поворачивается и говорит: «Однако плохой из тебя охотник, если бы чукча дверь не открыл — совсем ушла бы старуха».

Получил Чукча квартиру и хвастается друзьям: «Квартира хорошая, только умывальник странный: я нажимаю ручку, начинает литься вода — руки помыть еще успеваю, а зубы почистить — нет».

В чем комизм ситуации? Чукча привык жить в суровой и очень особенной среде, в «краю голода и холода», в котором он чувствует себя на своем месте. Но, оказавшись в непривычной для него обстановке, в большом городе, не может понять, каковы «правила игры» и как нужно себя вести, поэтому действует в стиле «тупой еще тупее».

Кадр из к/ф «Тупой ещё тупее 2», 2014 г.
Кадр из к/ф «Тупой ещё тупее 2», 2014 г.
Фото: kinopoisk.ru

Один из распространенных приемов, используемых авторами анекдотов о чукче — так называемая «простая истина».

Когда я был маленьким, совсем крошечным мальчуганом, у меня были свои собственные, иногда очень своеобразные, представления и толкования слов, слышанных от взрослых.

Так писал дореволюционный юморист Аркадий Аверченко. И очень часто это своеобразие заключается в том, что ребенок понимает слова, услышанные от взрослых, слишком буквально, в силу отсутствия жизненного опыта не догадываясь, что речь идет об идиомах, метафорах или просто именах, не имеющих связи с предметами, которые они обозначают. Чукча в представлении авторов анекдотов — тот же большой ребенок с незамутненным сознанием.

Чукча спрашивает у таксиста, сколько он должен заплатить по счетчику. «Три пятьдесят». — «Раз пятьдесят, два пятьдесят, три пятьдесят, а больше чукча не даст».

Начальник вокзала видит: подходит Чукча к вагону поезда и бьется об него головой, подходит к следующему — и головой, подходит к третьему — и головой, и т. д. Начальник спрашивает: «Чукча, Вы свихнулись?» — «Однако нет, Чукча мягкий вагон ищет».

Едет чукча в трамвае. Водитель объявляет:
— Следующая остановка «Первого мая».
Чукча начинает метаться по трамваю:
— А что, раньше никак нельзя?

Чукча звонит в справочную Аэрофлота и спрашивает: «Сколько времени самолет летит до Москвы?» — «Минуточку». — «Спасибо!»

Чукче говорят:
— Ты знаешь, что у тебя жена гуляет?
Чукча:
— Да пусть гуляет, она тепло одета.

Обращает на себя внимание, что именно таких анекдотов очень много, и они действительно кажутся нам смешными. Почему? Все дело в том, что совершаемые чукчей в этих историях глупые, странные или предельно наивные поступки вполне соответствуют складу ума и мироощущению нашего любимого персонажа, а точнее того образа, который мы себе представляем.

Чукча из анекдотов: кто он на самом деле, однако?
Фото: Depositphotos

Заметим, что тот же прием часто используется и в анекдотах о других персонажах, не отличающихся высоким уровнем IQ, например блондинке или новом русском.

Почему блондинки открывают йогурт прямо в магазине? Потому что на упаковке написано: «Открывать здесь».

Этот анекдот существует и в формате, где вместо блондинки фигурирует чукча. Если честно, не берусь судить, какая из историй появилась раньше — в принципе, анекдоты о чукче вошли у нас в обиход раньше, чем анекдоты о блондинках, однако имеет значение и время появления йогурта на прилавках магазинов.

А вот другая ситуация. На этот раз чукча находится в привычной для него среде, на берегу северного океана, в тундре или в чуме, где он живет. Но опять что-то идет не так.

Чукче подарили Камаз. Вскоре спрашивают, мол, как?
— Все хорошо, насяльник: тепло, светло, уютно. Вот только собаки быстро устают.

Чукча купил телевизор. Домашние говорят:
— Ты зачем его купил, у нас ведь в чуме даже розетки нет!
А тот в ответ говорит:
— А чукча не дурак и розетку купил.

Два чукчи идут по берегу Белого моря. Один:
— Вау! Я нашел 10 баксов!
 — Молодец… Дурак, зачем ты их выбросил?
— Подделка!
— Почему?
— Ну где ты видел десятку с двумя нулями?!

Обстановка для чукчи привычная, однако ситуация меняется — появляется новая техника, машины и телевизоры, а за ними и компьютеры, разрешено обращение иностранной валюты. В налаженный быт жителей Чукотки вторгается современная потребительская цивилизация, которую чукча не в силах понять, что и приводит к возникновению разного рода комических эпизодов.

Чукча из анекдотов: кто он на самом деле, однако?
Фото: Depositphotos

В то же время, в родной среде и привычных обстоятельствах чукча предстает совершенно другим человеком.

Чукча и геолог собирают камушки на берегу океана. Вдруг видят направляющегося к ним голодного белого медведя. Ружья нет. Чукча хватает лыжи и начинает их надевать. Геолог:
— Бесполезно. Все равно ты не сможешь бежать быстрее медведя.
— А мне и не надо бежать быстрее медведя. Мне надо бежать быстрее тебя!

А вот любимый анекдот писателя Юрия Рытхеу:

Сидят двое чукчей в яранге и слышат вопль: «Люди! Помогите!» Один другому говорит: «Вот, как в тундре — так люди, а как в ГУМе — так чукчи»…

В одном случае мы смеемся над чукчей, в другом — над геологом. Почему так происходит? На этот раз персонажи поменялись местами: геолог (читай — городской человек) попадает в непривычную для себя, экстремальную ситуацию. Для чукчи же она является не экстремальной, а самой что ни на есть обычной, поэтому он действует пусть и цинично, но рационально.

Слова Ильи Сельвинского о народе, наивном как миф, и опытном, как нужда, наверняка не случайны. На самом деле смекалка чукчей показана и в фильме «Начальник Чукотки», хотя в целом «люди голода и холода» выглядят в нем добрыми, простодушными и бесхитростными.

Приезжий комсомолец, временно оказавшийся в роли «начальника Чукотки», рассказывает местным жителям о чудесах индустриализации и мечтает о том, что в краю будет построена железная дорога. На что его собеседник-чукча спокойно и рассудительно возражает:

— Дорога будет, песец не будет. За что пошлины будем брать?

«Пора, пора, давно пора пересмотреть наше отношение к дураку. Он мудрец», — писал юморист Аркадий Аверченко. И склад характера, и образ жизни чукчей определяется условиями, в которых они живут, и поэтому на своей территории, в условиях дикой природы они в большинстве случаев оказываются умнее и сообразительней пришлых цивилизованных людей.

М. М. Отвагин, «У Оленеводов Чукотки», 1960-е гг.
М. М. Отвагин, «У Оленеводов Чукотки», 1960-е гг.
Фото: artchive.ru

Ситуация с чукчей, пилящим сук, на котором он сидит, на самом деле нелепа — уж кто-кто, а жители Крайнего Севера точно знают, что можно пилить и каким способом, равно как и наиболее эффективные способы транспортировки моржей. Другое дело, когда цивилизация вносит свои коррективы, и появляются новшества, о которых чукчи не имеют ни малейшего представления и к которым им еще предстоит привыкнуть.

Как следствие, возникает комическая ситуация: чукчи начинают сомневаться в своей картине мира и обращаются за советами к чужакам. Те же, приобретая опыт жизни в суровом краю, начинают понимать и ценить вековую мудрость чукчей.

Продолжение следует…

Статья опубликована в выпуске 20.08.2021
Обновлено 20.08.2021

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Мне вспомнилась история из книги одного из великих первопроходцев Севера. По-моему, писал об этом Нансен. Так вот, аборигенам очень понравилось огромное фарфоровое блюдо из кают-компании, в благодарность за помощь эту вещь им подарили. Северяне перебрасывали друг другу блюдо, пока оно не упало и не разбилось. Эти люди были шокированы произошедшим, а наблюдавшие за ними путешественники не понимали зачем бросаться посудой и что странного в том, что она разбилась. Автор рассуждает о том, что в быту северяне с материалами подобными фарфору не сталкиваются, а получив подарок от гостей, или соседей - одеяла, меха, инструменты, выражают свой восторг именно перебрасывая друг другу вещь, чтобы каждый имел возможность ее оценить, а даритель - следить за тем, что его подарок всеми оценен и принят. Эта история созвучна выводам, сделанным Вами.

  • Спасибо за нарезку анекдотов с комментариями. Это я пишу, как чукча-писатель. Оценка: 5+ !