• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Александр  Котов Мастер

Сидней Рейли: был ли этот человек прототипом Джеймса Бонда?

Часть 2. По ту сторону добра и зла

Рейли, как и Бонд, был ярым противником большевизма. Несмотря на всю расчетливость и прагматизм, борьбу с ним он рассматривал как свою главную миссию. Оказавшись в России он как будто сначала пытался наладить контакт с новой властью, но когда это не удалось, встал на путь прямой борьбы против Советов.

Б. М. Кустодиев, «Большевик» (фрагмент), 1920 г. Фото: artchive.ru

Перейти к началу статьи

Именно Рейли, едва ли не в большей степени, чем Локкарт, был движущей силой «заговора послов», закончившегося полным провалом и разгромом британской дипломатической миссии. А позднее его дружба с Борисом Савинковым, организатором вооруженных рейдов на территорию СССР, стала причиной охлаждения его отношений с британской разведкой, которая, по своему обыкновению, предпочитала действовать «из-за кулис» и не компрометировать себя прямыми контактами с террористами.

Борис Викторович Савинков, 1917 г.
Борис Викторович Савинков, 1917 г.
Фото: ru.wikipedia.org

Отметим, что хотя в кинобондиане, снятой уже в годы разрядки международной напряженности, агент 007 не только борется с русскими, но и сотрудничает с ними в борьбе против международного терроризма, в романах Йена Флеминга Бонд — непримиримый борец с коммунистами, даже несмотря на то, что советский СМЕРШ («Смерть шпионам») уходит в прошлое, а на страницах романов появляется «СПЕКТР», возглавляемый «великим и ужасным» Блофельдом, преемником профессора Мориарти.

Но между двумя этими личностями — одной выдуманной, а другой реальной — есть и достаточно существенные различия.

Рейли, подобно Бонду, был «адреналиновым наркоманом», он любил риск и охотно ввязывался в различные авантюры. Однако хотя Локкарт и пишет о том, что Рейли был прекрасным стрелком, это ничем не подтверждается, и похоже, что главным оружием агента без нулей были не пистолет и приемы рукопашного боя, а интриги и хитроумные проекты. Такие, например, как финансирование боевиков Савинкова и поддержка мифического «ТРЕСТа».

Процесс над Б. В. Савинковым, 1924 г. (Савинков стоит слева, у стены сидит В. Р. Менжи́нский)
Процесс над Б. В. Савинковым, 1924 г. (Савинков стоит слева, у стены сидит В. Р. Менжи́нский)
Фото: ru.wikipedia.org

Бонд был одиночкой. Рейли же любил работать в команде и по возможности старался, что называется, «загребать жар чужими руками».

Бонд, как известно, носил звание коммандера (капитана 2-го ранга). Рейли же, которому было далеко за сорок, впервые получил звание лейтенанта ВВС (именно в мундире британского лейтенанта он явился в Кремль, требуя встречи с Лениным), а позднее хлопотал о чине майора, впрочем, безуспешно.

Оба агента имели почти одинаковый рост, однако Рейли выглядел не столь привлекательно, как литературный, а тем более экранный 007, и в отношениях с женщинами делал ставку на свою харизму и подарки. И при этом не брезговал пользоваться услугами проституток. Флеминг упоминает о том, что рост Бонда составлял шесть футов (хотя практически все актеры, исполнявшие его роль, были выше).

Сэр Джордж Мэнсфилд Смит-Камминг. Важнейшая фигура в модернизации Британской разведки
Сэр Джордж Мэнсфилд Смит-Камминг. Важнейшая фигура в модернизации Британской разведки
Фото: britanyabilgi.blogspot.com

Смит-Камминг в сообщении резиденту разведки в России так описывал облик Сиднея Джорджа Рейли, лейтенанта Королевского авиакорпуса:

Имеет еврейско‑японскую внешность, карие навыкате глаза, морщинистое землистого оттенка лицо, может носить бороду, рост пять футов девять дюймов.

Рейли, в отличие от Бонда, был в первую очередь коммерсантом, хотя и не столь удачливым, как еще один потенциальный прототип Блофельда — «торговец смертью» Базиль Захаров. Трудно сказать, чего не хватало уроженцу Одессы — способностей, везения или просто привычки к повседневному упорному труду. Возможно, он слишком любил радости жизни и вместо того, чтобы инвестировать полученную прибыль, тратил деньги на женщин, красивую жизнь и коллекционирование (как известно, он собрал прекрасную наполеоновскую коллекцию, которую потом был вынужден продать).

Базиль Захаров, 1928 г.
Базиль Захаров, 1928 г.
Фото: ru.wikipedia.org

Понимая, что его ожидает очередная нелегкая работа, Рейли продолжал «расслабляться» по полной программе. На следующий день вместе с Локкартом он отправился в лондонский «Колизей», где выступала эмигрировавшая в Англию труппа русского балета, а после этого снова принялся кутить в «Савойе». К ним присоединился и Хилл, предварительно «стрельнув» у Рейли один из его роскошных костюмов… Вечеринки с «московскими» друзьями продолжались весь следующий месяц. Поскольку в этот период рядом с Рейли не оказалось постоянной спутницы, он тряхнул стариной и, как много лет назад, очаровал немало лондонских проституток.

Отель Савой, Лондон
Отель Савой, Лондон
Фото: Depositphotos

Так описывает досуг агента, в котором активное участие принимали кадровые офицеры британской разведки, Локкарт-младший.

Несмотря на все свои связи и несомненную оборотливость, Рейли слишком часто оказывался на мели и был вынужден в очередной раз начинать все сначала. Быть может, и работу в разведке он тоже рассматривал как форму коммерческой деятельности?

Во время пребывания в российском Порт-Артуре Рейли подозревали в работе на английскую и японскую разведки, при этом ходили слухи, о том, что японцы объявили за его голову солидную награду. Не слишком ли много шума для человека, который является тайным агентом? Не логичнее ли предположить, что он занимался бизнесом и налаживанием связей, а шпионская деятельность, если таковая все-таки имела место, была ничем иным, как способом случайной подработки? (Как говаривал младший современник Рейли Остап Бендер, «джентльмен в поисках десятки».)

Несмотря на весь свой ум и обаяние, Рейли, даже если и вызывал симпатии, не внушал людям ни малейшего доверия. Практически все, даже высоко ценивший его Мэнсфилд-Камминг, глава британской секретной службы, отмечали двуличие и ненадежность этого человека. В ответ на запрос руководства о личности Рейли представитель британской разведки в Нью-Йорке, некто Уайзман писал:

За последние два года он был замешан в разных скандалах, связанных с закупками здесь русского вооружения, имеет дурную репутацию… Находясь здесь, в военное время он путается с различными темными личностями, и меня не удивит, если обнаружится, что он завербован вражескими агентами в целях пропаганды или какой‑либо другой деятельности.

К. А. Савицкий, «Тёмные люди», 1882 г.
К. А. Савицкий, «Тёмные люди», 1882 г.
Фото: artchive.ru

Запросы из Лондона повторялись, но ответы на них были практически однотипны: несмотря на все свои способности (по преимуществу относящиеся к сфере коммерции) Рейли ненадежен; он лишен чувства патриотизма и моральных принципов, неразборчив в связях и, вне всяких сомнений, любое порученное ему важное дело постарается использовать в собственных интересах.

Тем не менее полученная информация, судя по всему, лишь убеждала Смита-Камминга в том, что Рейли — именно тот человек, который ему нужен (как тут не вспомнить знаменитые слова Франклина Рузвельта о «нашем сукином сыне»).

Продолжение следует…

Статья опубликована в выпуске 4.12.2021

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: