• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Владимир Голубков Грандмастер

Что можно прочитать во взгляде?

Лошади и собаки — пожалуй, самые умные животные на Земле, поэтому они так особенно близки нам и дороги. Иногда кажется, что мы понимаем их эмоции и переживания, перехватив лишь взгляд. А взгляд у них почти человеческий, наполненный не только любовью и преданностью, но порой и подёрнутый тоской и болью, как у людей…

Альфред Ян Максимилиан Веруш-Ковальский, «Погоня волков» Фото: liveinternet.ru

Эта история из жизни произошла ещё в начале шестидесятых годов — мы с братом Санькой жили в селе Галкино Курганской области. Зима с 1962-го на 1963 год в Зауралье выдалась лютая, малоснежная и с трескучими морозами. Домашние животные и скотина, конечно, были в относительном тепле и не очень сильно страдали от бескормицы, несмотря на «хрущёвские причуды», а вот лесным обитателям приходилось туго.

Особенно волкам, которые развелись вокруг в большом количестве. Оголодав, они сначала разоряли скотомогильники, позже начали нападать на собак не только у околиц, но и в самих деревнях, а дальше наступило время нападений по дорогам и на людей…

С дедом Трофимом мы как-то ещё засветло на санях-розвальнях, с запряжённым в них конём Серко, отправились по делам в лес. То ли какое предчувствие подсказало деду, то ли непривычный гвалт сорок и тревожное поведение Серко заставили нас не очень-то задерживаться и быстрее возвращаться домой.

Дед даже не дал нам тогда пострелять из его ружья «Белка». Помимо дробового ствола там был ещё один, мелкокалиберный, тот, который нас всегда и привлекал. Пуля — она и есть всегда пуля, хоть и маленькая! Так и мы с братом тогда были ещё маленькими, младшими школьниками.

Но вот когда дедушка ни с того ни с сего, как нам показалось, начал нахлёстывать и без того уже несущегося во весь опор Серко, мы всё поняли. Справа от нас, в деревьях лесополосы, растянувшись цепью, как на крыльях, плавно взлетали и напружиненно опускались на свою хищную тропу волки. До них было по прямой метров 10−12, и это была громадная стая, явно действующая по своим отработанным бандитским правилам.

Самое жуткое было в том, что неожиданно почти рядом с Серко появлялись фигуры с оскаленными мордами непонятно откуда вынырнувших волков, обгонявших основную стаю и пытавшихся перегородить нам дорогу.

Что сделаешь с «Белкой» против стаи волков? Но грохот выстрелов ружья, которое мы лихорадочно перезаряжали деду, хоть как-то их останавливал… А потом и село появилось, люди, много людей…

Представляю теперь, какой ужас был тогда у меня в глазах! Ведь на санях-розвальнях лежишь, вжавшись в солому почти у самой земли, и как ни закрывай от страха глаза, все равно слышишь удары когтей об обледенелую дорогу несущейся следом звериной стаи.

В тот раз волки голодные остались. Серко и люди нас спасли…

А еще как-то раз той же зимой мы вместе с другими мальчишками сгрудились у сельсовета. У коновязи стояли сани с запряженной лошадью, а рядом был жеребёнок. Стоптанный снег порядочно уже впитал крови с разодранного крупа лошади, но ещё большая рана была на боку жеребёнка. Там у него лоскутом была сдёрнута кожа и в дымящейся на морозе ране проглядывались рёбра.

Лошадь вылизывала рану своему жеребёнку, и они как бы общались по-своему, по-лошадиному, потряхивая головами и утешая друг друга, отгоняя ужас воспоминания о пережитой волчьей погоне. Но их громадные глаза, наполненные слезами и болью перед неизбежным расставанием, забыть было невозможно…

Прошло достаточно много времени и уже в восьмидесятые годы однажды меня как бы что-то одёрнуло. У нас была самая обычная прогулка с женой и двумя маленькими детьми. Мы шли по улице Шаболовка, обычно оживлённой, а в этот праздничный день совсем пустынной. Лишь внутри павильона трамвайной остановки было какое-то оживление.

Поравнявшись с остановкой я поймал тот же взгляд… Незабываемый… Со страхом и ожиданием ужаса неминуемого. Со слезой во взоре, как у того обречённого жеребёнка… Увидел картину и мгновенно всё понял. Молодая девчонка стояла в окружении гогочущих парней, отчаянно озираясь по сторонам и не понимая, что делать и как теперь спастись…

Наверное, моя неожиданная решимость ошеломила их тогда и позволила вырвать её из этого враждебного кольца. А дальше…

Дальше мы шли к метро, к людям, по пустынной дороге, с детьми и с этой девчонкой, а по тротуару, злобно шипя и гортанно ругаясь, двигалась стая этих отморозков. Всё было почти как в тот раз, с реальными волками…

Ближе к метро стали появляться люди, и шпана исчезла, растворилась в переулках.
Ничего им не досталось в этот раз, как и той волчьей стае.

Дальше были упрёки супруги, весьма справедливые, конечно, но… Хорошо, что вокруг бывают люди. Много людей! Это обстоятельство всегда спасает.

Главное, не носить ни розовых, ни солнечных очков, тогда видны глаза окружающих.

Статья опубликована в выпуске 10.11.2021

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Браво ! Полный пансион по всем номинациям ! Особенно финал ! Как не вспомнить? "Деточка, все мы немножко лошади, // каждый из нас по-своему лошадь." ...Хотя ожидал больше о взглядах человеков и особенно женщин. Не зря же говорят: "Это, как посмотреть?" Оценка: жирная 5 !