• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Владимир Голубков Грандмастер

Надо ли клонировать мамонтов?

Лирическая фантазия

Наконец-то Дима встретил родную душу. Каждый раз от одной только мысли о любимой Эле ему хотелось встать где-нибудь на вершине самого высокого холма и трубить без стеснения на всю округу о своём счастье, не обращая внимания на ворчание и гнев окружающих. С ней, наконец, многое, что мешало ему нормально жить, стало понятно и глупые мысли перестали посещать его голову.

Фото: twitter.com

Как же он рад был каждой очередной встрече! Вот и сейчас, неспешно ступая след в след за подругой по дорожке парка, Дима с восторгом и обожанием смотрел на её прямые, сильные ноги, на её красивую и даже мощную фигуру. Они бесконечно гуляли по аллеям и говорили, говорили, говорили… Диме казалось, будто бы они знакомы всю жизнь, но при этом наговориться никак не могли, так их тянуло друг к другу…

С самого раннего детства Дима начал подозревать, что с ним что-то не так, одним словом — не как у всех. Эта уверенность возникла еще до того, как родители развелись.

Они и так-то жили не совсем мирно, постоянно громя, разбивая посуду и ломая мебель, а тут разругались окончательно. Причём Дима сразу понял, что размолвки и скандалы связаны каким-то образом с ним, тогда ещё ребёнком. Отец, да и вся его родня, не стесняясь никого, громко и заунывно упрекали мать в чём-то нехорошем и предосудительном.

Мать, украдкой утирая слёзы, и сама не могла понять, почему Димка так разительно отличается от своих сверстников. Причём не только с годами, но даже месяц за месяцем непохожесть эта все больше бросалась в глаза. Конечно, к рыжим в любой среде относятся с неким предубеждением, ожидая от них подвоха или какой хитрой пакости. Им всё время придумывают прозвища и дразнилки вроде Рыжий-бесстыжий.

Но дело не только в цвете волос, а ещё и в том, что Димка очень рано покрылся сплошь длинной рыжей шерстью, прямо буквально с головы и до пят. Мало того, если у всех обычных ребятишек-слонят в их детской дошкольной группе был ровный и доброжелательный характер, как и положено было в местном стаде индийских слонов, то Димка был вспыльчивым и диковатым.

Воспитательница, старая и мудрая слониха Матильда, оправданно подозревала, что Роза, мать Димы, конечно, что-то недоговаривает, и здесь явно не обошлось без присутствия африканского слона, более агрессивного и необузданного. Но в чужие дела и секреты Матильда обычно никогда не сорвала свой длинный хобот.

Так и приходилось Диме терпеть косые взгляды и постоянные издёвки от сверстников то по поводу его длинных изогнутых бивней, то по поводу подозрительного и необузданного характера, как у совсем дикого зверя. Друзей у него практически не было, а уж подруг — тем более. Кто же добровольно захочет терпеть насмешки и издевательства, связавшись с ним?

Казалось, весь мир ополчился против него, и Дима, одинокий и ожесточённый, отвечал ему сполна тем же. Ему даже в школьном аттестате, несмотря на положительные оценки по основным предметам, еле-еле поставили «с натяжкой» тройку по поведению.

Так и встретил Дима свою слоновью юность без особых надежд на будущее и с навсегда прилипшей к нему кличкой Димка-мамонтёнок. Все читали, конечно, про мамонтов, но они ведь давно вымерли, ещё в древности, когда наступило всемирное оледенение.

Дальше Димкина жизнь протекала бы так же неспешно и безрадостно, но однажды в тёмном проулке он не смог случайно разойтись с молодой слонихой. Дима обычно уступал девочкам дорогу и ждал, когда она первая пройдёт, но слониха остановилась как вкопанная, перегородив весь узкий проход и тихо выдохнула:

— Как? Неужели уже начали клонировать? Неужели получилось вывести настоящего мамонта?

В любой другой момент Дима оскорбился бы, посчитав, что его очередной раз дразнят, и юной слонихе было бы несдобровать. Но в этот раз в душе его что-то ёкнуло то ли от её милого тембра, то ли от всей её ладной и прелестной фигуры с таким элегантным хвостиком, изящным хоботом и поразительно-игривым блеском глаз, как будто бы там жили весёлые чертенята…

Так они тогда и познакомились с Элеонорой, а для друзей — Элей.

Эля работала в научном институте и как раз занималась изучением истории и культуры различных популяций слонов, проблемами возрождения ранее утраченных слоновьих знаний и возможностями клонирования их древних предков — мамонтов.

А тут она сама, младший научный сотрудник НИИ, хобот к хоботу, реально столкнулась с живым, настоящим мамонтом.

А ведь она неоднократно пыталась доказать всему мировому научному сообществу, что сейчас, благодаря потеплению климата из-за парникового эффекта, возможно природное самовосстановление популяции мамонтов. Как вымерли тогда из-за холодов, так и возродятся сами по себе в тепле. А ей никто не верил!

Эля по-доброму терпеливо объясняла Димке, что никакой он не урод и не изгой стада.
Что он, наоборот, должен гордиться своей уникальностью, позволившей природе самой воссоздать его настоящим мамонтом за счёт неизвестной генетической мутации. Она любовно называла его «Мой эксклюзив».

Диме очень нравилось, что Эля у него не только красавица, но и большая умница. Она даже выпустила научный труд, что теперь вполне возможно получение полноценного потомства мамонтов от пары «Слониха + Мамонт». И это будет вполне научный метод и более чистый эксперимент, чем копаться в вечной мерзлоте в поисках подходящего ДНК мамонта.

Слоновье общество с этим согласилось. И не только индийские, но и африканские слоны. А с теми обычно очень тяжело было договариваться.

Конечно же, мамонты возродятся, и вовсе не клонированием, Эля теперь в этом абсолютно уверилась. Ведь тепло не только от Солнца и парникового эффекта, но и от любящей души исходить может…

Но самое главное, Дима теперь твёрдо знает, поглаживая хоботом свою любимую, что их с Элей будущих детишек никто уже не будет дразнить мамонтятами. Пусть только попробуют! Малышей нельзя обижать, даже если это мамонты!

Статья опубликована в выпуске 21.01.2022

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: