• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Карл-Август Аванти Грандмастер

Как бактерия чудеса в храмах творила?

Разоблачение религиозного чуда

На совести микроорганизма уже были жертвы, но это не заставило ученых отнестись к своему открытию со всей ответственностью. Их восхитили свойства чудесной бактерии, и страшная средневековая сказка перекочевала из Европы в США.

Serratia marcescens на агаре Мюллера-Хинтона Фото: flickr.com

Перейти к первой части статьи

В группе исследователей, созданной в 1819 году по инициативе Римского папы, были врач Винченцо Сетте да Саонара и микробиолог Бартоломео Бизио (Bartolomeo Bizio). Первый имел огромный опыт в исследовании влияния окружающей среды на заболеваемость обитающих в ней людей. Второй был молодым энтузиастом, готовым рисковать.

Место для работы ученых выбрала сама судьба. В 1818 году в маленьком провинциальном городке Леньяро около Падуи случилось страшное: каша, которую приготовили в доме состоятельного землевладельца Антонио Питтарелло, покрылась багровыми пятнами. Вскоре точно такими же стали другие блюда, которым предстояло появиться на столе богача.

Соседи ненавидели старого скупердяя, потому сочли отметины на пище дьявольским знаком, которого можно удостоиться только за великие грехи. Чтобы не допустить самосуда, в поселение прибыл аббат Пьетро Мело, увлекавшийся естественными науками. Он выступил в защиту Питтарелло, заявив, что продукты испортились без вмешательства инфернальных сил. Точную причину происшествия ему выяснить не удалось, но получилось добиться отсрочки вынесения приговора.

Франсиско Гойя, «Сатурн, пожирающий своих детей», 1823 г.
Франсиско Гойя, «Сатурн, пожирающий своих детей», 1823 г.
Фото: artchive.ru

Находка

Винченцо Сетте и Бартоломео Бизио изъяли из дома несчастного Питтарелло злополучные продукты, но по-разному отнеслись к их природе. Наши герои принялись за изучение мира невидимых невооруженному глазу обитателей сырых и темных помещений церквей, в которых ранее наблюдались пугающие метаморфозы. Все находки они сравнивали с тем, что было в дьявольском конфискате.

Мнения ученых разошлись:

  • Медик утверждал, что это проделки гриба Zoagalactina imetrofa, споры которого были повсюду. Он отметил, что провинциалы неряшливы, потому с легкостью доставляют их в свои дома, где высокий уровень влаги и полно грязи. Сочетание ряда неблагоприятных факторов провоцирует активный рост плесени, обладающей характерным цветом.
  • Бизио же считал автором превращений бактерию, которая позже получила имя Bacterium prodigiosum.

Чтобы доказать свою правоту, микробиолог взял традиционное итальянское блюдо — поленту (ту самую кукурузную кашу, с которой начались приключения Антонио Питтарелло), куда высеял обнаруженную бактериальную культуру. Лакомство покрылось неаппетитными кровавыми пятнами.

Бартоломео Бизио
Бартоломео Бизио
Фото: it.wikipedia.org

Для размножения бактерии необходима была пища в виде крахмала. Алая субстанция, которая при этом выделялась, была побочным продуктом ее жизнедеятельности.

Скандальная бактерия

Естественно, дать своему открытию имя, как-либо связанное с религией, Бизио не мог. Он назвал бактерию Serratia marcescens в честь изобретателя парохода итальянца Серафино Серрати. Получилось патриотично и приятно для уха заказчика исследования. После этого помещения, где наблюдались чудеса, были обработаны сернистым газом, который убил маленькую пройдоху.

Священники быстро забыли эту скверную историю, а вот научный мир микробиологии заинтересовался необычной бактерией. Промелькнувшие в прессе заметки об исследованиях итальянцев заставили их коллег из Франции и Германии посетить святые места и самим поискать разгадку кровоточивых облаток.

Нужно заметить, что, несмотря на доказательства, приведенные Бизио, Сетте остался при своем мнении и был удостоен государственных наград. В результате микроорганизм, превращавший хлеб в кровоточащую плоть, удалось открыть еще несколько раз.

Serratia marcescens
Serratia marcescens
Фото: Benutzer: Brudersohn, ru.wikipedia.org

Последователи Бартоломео Бизио деликатностью не отличались. Они переименовали Serratia marcescens в Bacterium prodigiosum — т. е. «чудесная бактерия», чтобы увековечить ее былые подвиги, что раздосадовало Римский престол. Экономический и политический кризис после Первой мировой войны сделал популярными консервативные и правые идеи.

В 1920 году верующие добились смены оскорбительного для них имени бактерии на прежнее нейтральное Serratia marcescens. Не смогли святые отцы перекрутить только наименование красного пигмента, выделяемого бактерией. Он так и остался продигиозином.

Опасная бактерия

Ученый мир начала ХХ века был покорен свойствами чудесной бактерии. Микроорганизм прекрасно себя чувствовал практически в любых условиях. Яркий цвет, которым он заявлял о себе, делал его привлекательным для всевозможных опытов, упрощая поиск распыленных частиц.

Пока с бактерией экспериментировали в условиях лабораторий, все было прекрасно. Пугающая сторона Serratia marcescens проявилась в середине прошлого века. Раскрыть ее помогли проклятые милитаристы.

Вертолёт UH-1D 336-й авиационной роты распыляет дефолианты в дельте реки Меконг, 26 июля 1969 г.
Вертолёт UH-1D 336-й авиационной роты распыляет дефолианты в дельте реки Меконг, 26 июля 1969 г.
Фото: Brian K. Grigsby, ru.wikipedia.org

В середине ХХ века генералы армии США додумались изучать эффект распыления ядовитых веществ над крупными городами. Густонаселенные вполне реальные человеческие поселения посыпались с самолетов кровавой бактериальной культурой, которая считалась непатогенной. После таких опытов в больницах наблюдались вспышки пневмонии, а на прием к врачам приходили люди с инфекцией мочевыводящих путей. После учений над Сан-Франциско обращений было подозрительно много.

Только к 1970-м годам Пентагон был вынужден раскрыть свои секреты, а Конгресс начал слушания об опасных для жизни и здоровья мирных граждан армейских игрищах. В результате удалось добиться запрета подобных мероприятий.

Новые исследования показали, что Serratia marcescens опасна для людей с ослабленным организмом. Иммунитет здорового человека запросто справляется с этим гостем, но даже неподготовленный к нему ребенок может заработать инфекционное поражение ЖКТ.

Чему учит эта история? Тому, что ограниченные научные знания оборачиваются большими бедами. Перед тем как принимать судьбоносное решение, следует задуматься о природе наблюдаемого явления и последствиях планируемых маневров.

Статья опубликована в выпуске 23.04.2021

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • А сколько ещё непознанных тайн?!

    Оценка статьи: 5

    • Людмила Белан-Черногор, точного ответа на Ваш вопрос нет, но можно решительно утверждать, что с развитием науки число этих самых тайн только увеличивается. Чем больше человек узнает об окружающем его мире, тем важнее для него знать еще больше.
      Недавно мне попалась увлекательная статья об эволюции крокодилов. А ведь еще совсем недавно этих живых существ именовали живыми ископаемыми. Углубившись в поиски их родни в далеком и недалеком прошлом, палеонтологи выяснили, что вид активно приспосабливался к окружающей среде, и мы видим не "вечное бревно с клыками", а венец эволюции.

  • Романтичное словосочетание - чудесная бактерия! Если только не принимать в расчет, что эти микроорганизмы бывают, как полезными, так и вредными...

    Оценка статьи: 5

    • Любовь Дубинкина, так чудеса и в сказках имеют свойство как приносить пользу разумным и осторожным героям, так и причинять вред самонадеянным персонажам. Народная мудрость не устаревает, это многовековой опыт, который нужно учитывать и в научной работе. Бактерия заслужила свое имя.