• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Игорь Вадимов Грандмастер

Кто такая Зоя Космодемьянская?

27 января 1942 года в газете «Правда» была напечатана статья Петра Лидова «Таня». Ближайшие окрестности Москвы только что были освобождены от фашистов, корреспонденты газет впервые получили возможность безопасно посмотреть своими глазами, что такое «новый порядок», который немцы хотели насадить на наших землях. Так стало известно о подвиге советской девушки.

Зоя Космодемьянская перед казнью Фото: 29.11.1941 г. warallbum.ru

Корреспондент разговорился с местным стариком, который повторял снова и снова: «Её вешали, а она речь говорила. Её вешали, а она всё грозила им…». Речь шла о девушке, повешенной в деревне Петрищево.

Деревня эта вовсе не была уникальной. Новая власть соорудила виселицы почти во всех захваченных деревнях. И все они не пустовали. Где-то были повешены евреи (или те, кого решили считать евреями), где-то партизаны, диверсанты, комсомольцы, коммунисты. Тысячи и тысячи повешенных в назидание всем, кого еще не повесили, что новая власть с неповиновением не шутит — ordnung! И цена жизни унтерменшей в новом великогерманском рейхе — близка к нулю.

Так вот — в деревне Петрищево обычные рядовые и офицеры 332-го пехотного полка 197-й пехотной дивизии Вермахта допрашивали, избивали, а затем и повесили девушку, которая на допросе назвалась Таней, до этого подожгла три дома, а в этот раз попыталась поджечь сарай. Ее увидел местный староста Свиридов (старостой его назначили немцы — главой самообороны села от поджигателей). За свой подвиг староста получил бутылку водки.

Тело казненной немцами Зои Космодемьянской
Тело казненной немцами Зои Космодемьянской
Фото: warallbum.ru

Чем же занималась «Таня»? Зоя Космодемьянская была членом диверсионной группы, их перебросили через линию фронта с приказом поджечь как можно больше домов в полосе фронта и недалеко от дорог. Вскоре после перехода фронта, у деревни Головково, диверсионная группа попала в немецкую засаду. Ребята частично погибли, частично попали в плен, пробиться удалось только нескольким, Зоя была среди них.

Попавших в плен диверсантов немцы допрашивали, били и, не добившись от них информации о цели и составе группы — повесили. 27.11.1941 г. в деревне Головково, куда корреспондент не доехал.

Диверсанты исполняли приказ СВГК № 428 от 17.11.41, согласно которому было необходимо:

…лишить германскую армию возможности располагаться в сёлах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населённых пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и тёплых убежищ и заставить мёрзнуть под открытым небом.

А для этого было необходимо:

…разрушать и сжигать дотла все населённые пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40−60 км в глубину от переднего края и на 20−30 км вправо и влево от дорог.

Советские женщины у виселицы с телом казненной З. Космодемьянской в селе Петрищево
Советские женщины у виселицы с телом казненной З. Космодемьянской в селе Петрищево
Фото: warallbum.ru

Был ли приказ незаконным? Нет, тактика выжженной земли практиковалась в той войне всеми воюющими сторонами. Особенно немцами: при их отступлении зимой 1941−42 годов от Москвы в частях были созданы специальные команды поджигателей. Подмосковные деревни сжигались решительно и бездумно, одна за одной — все, которые успели.

А когда Модель отступал из Ржевского выступа в марте 1943 года, то, во исполнение плана Bϋffel, его войска сожгли все, что горело, а то, что не горело — взорвали. Отступавшие немцы уничтожили десятки тысяч местных жителей (как, якобы, партизан), а тех кого не убили — вывезли на работы в Германию, и многие из них позавидовали тем, кого убили быстро.

Стоило ли нашим войскам на своей земле действовать настолько жестоко? В дни, когда судьба страны висела на волоске, считалось, что все, что сделано во вред фашистам — идет на пользу СССР.

Понимали ли диверсанты-комсомольцы, что когда они жгут крестьянские дома, то наносят вред простым жителям деревень? Наверняка понимали, но для них главным было — принести максимальный ущерб немцам, все остальное было вторично.

Поведение Зои Космодемьянской я называю подвигом. Комсомольцы-диверсанты были заранее предупреждены о том, что до 95% личного состава погибнет, кто-то попадет в плен и будет подвергнут пыткам. Это не остановило молодых людей, которые были готовы на что угодно, лишь бы нанести урон врагу.

Казненная в подмосковной деревне Головково разведчица-диверсант Вера Даниловна Волошина (30.09.1919 — 29.11.1941)
Казненная в подмосковной деревне Головково разведчица-диверсант Вера Даниловна Волошина (30.09.1919 — 29.11.1941)
Фото: warallbum.ru

Совсем другое дело, что героизм на фронте — это всегда результат какого-то просчета или провала в верхах. Если бы войска не были настолько не готовы к большой войне, если бы командиры всех уровней в предвоенный период не врали настолько массированно и самозабвенно о состоянии боеготовности вверенных им частей, соединений и объединений, то не было бы ни героизма панфиловцев у разъезда Дубосеково, ни массового героизма комсомольцев диверсионных отрядов в ближайшем Подмосковье.

То, что сделали диверсанты из группы, в которую входила Зоя Космодемьянская, было подвигом. И жаль, что они были настолько плохо обучены, что их самопожертвование не слишком сильно повредило боеготовности немецкой армии. Но это было частью будущей победы над врагом.

Статья опубликована в выпуске 5.12.2021

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Сергей Дмитриев Сергей Дмитриев Мастер 5 декабря 2021 в 07:07 отредактирован 5 декабря 2021 в 07:13 Сообщить модератору

    Спасибо за хорошее изложение подвига. Я видел живых партизан в оккупации. В деревне Конторка мы жили в пустующей школе на окраине деревни, растянувшейся в длину по берегам небольшой реки. К нам приходили партизаны, сидели на крыльце и дали мне полёгать винтовку. Однажды они мылись в бане, а на другом конце деревни пришли то ли немцы, то ли полицаи. Партизаны быстенько ушли в лес и всё обошлось без последствий. Мой дед и мать могли бы пострадать, как укрыватели партизан. ...Помнятся и другие эпизоды в оккупации. Оценка: 5