• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Законы и безопасность
Андрей Кашкаров Грандмастер

Как отчуждают и что де юре считают церковным имуществом?

Если предполагать, что церковные здания, в которых совершались богослужения, безотносительно принадлежности к конфессиональной сущности, являлись молельными домами, свидетельствующими о присутствии бога, то продажа такой недвижимости может содержать признаки нарушения федерального законодательства, определяемого оскорблением чувств верующих.

Винсент Ван Гог, «Старая церковная башня в Нюэнене», 1885 г. Фото: artchive.ru

Каждый случай, как правило, вызывает общественный резонанс и протесты верующих, прихожан, как минимум — вызывает вопросы. Ну, еще бы… Люди десятилетиями ходили в храм, в поколениях крестили и отпевали родственников, слышали благую весть, и тут на тебе — «святое», намоленное место продано.

Людей можно понять. Но юридически сие, в соответствии с известными фактами, ненаказуемо. В Европе имеется практика продажи церковных зданий «под иные цели». Кроме эмоций и экспрессии имеет значение юридическая сторона дела.

В правовом поле продавать такие объекты можно, но не манкируя регламентом. Препятствовать сему тоже можно — путем информирования граждан, создания и доведения общественного мнения («чиновник работает для граждан, а не наоборот») представителям администраций разного уровня. История знает немало случаев, когда общественное мнение останавливало и не такие прожекты.

Сложные вопросы возникают, когда речь идет о создании/постройке новых зданий. Они могут быть зарегистрированы на физическое лицо как объект собственности. Но юридически перевести тот же объект в собственность религиозной организации при нежелании старого собственника подчас затруднительно.

Еще один камень преткновения — особенности налогового и иного обременения традиционной «церковной» собственности. Если недвижимость (комплекс зданий) признана объектом культурного наследия, музейным объектом, ее продажа возможна только с обременением. Новый собственник (по договору) обязуется соблюдать конкретные условия содержания, благоустройства, иногда ремонт и т. д. Есть различия в статусе объекта культурного значения — регионального или федерального.

А. П. Рябушкин, «Новгородская церковь», 1903 г.
А. П. Рябушкин, «Новгородская церковь», 1903 г.
Фото: artchive.ru

С коммерческой точки зрения религиозная организация представляет корпорацию — чем больше традиционного влияния в социальных стратах и «близость» к власти, тем большую, объединившую под единым названием десятки, сотни и тысячи самостоятельных или полусамостоятельных агентов.

Собственниками недвижимого церковного имущества являются приход, религиозная организация, в том числе монастырь, или частное лицо — к примеру, настоятель, любое физическое лицо. На практике приход регистрируется как отдельное юридическое лицо или даже НКО религиозного направления с собственными уставными задачами.

РПЦ в России — не единственная церковь

Да, не единственная, но на ее примере показательно рассматривать общее положение. В правовом поле России ни одна из конфессий, религиозных деноминаций не является главенствующей по отношению к другим. Налицо юридическое «равноправие».

То, что РПЦ на протяжении десятилетий значительно развивается, говорит не столько о православных традициях в России, сколько о многоаспектной поддержке и даже политизированности со стороны государства. С 2009 года на территории России построили и восстановили более 5000 храмов — эти цифры озвучивал на Архиерейском соборе патриарх Кирилл.

Патриарх Кирилл и Дмитрий Медведев на торжественном приеме в честь архиереев — участников Поместного собора, 2 февраля 2009 г.
Патриарх Кирилл и Дмитрий Медведев на торжественном приеме в честь архиереев — участников Поместного собора, 2 февраля 2009 г.
Фото: Kremlin.ru

Согласен с «политикой развития»: для развития нужно не истреблять/запрещать конкурентов, а распространять собственное влияние шире; применительно к контексту — не создавать невыносимые условия деятельности другим, отличным от РПЦ общинам верующих, а увеличить влияние на территориях — строить свои храмы.

У обывателя создается впечатление, что Русская православная церковь является главенствующей над остальными, действующими и зарегистрированными в правовом поле на территории страны религиозными организациями. Но это не так. Она лишь является формально многочисленной, «наполненной прихожанами», религиозной организацией на территории России.

Наряду с РПЦ в России официально действуют сотни христоцентричных конфессий.

Формирование бюджета церкви частично рассмотрено в журналистском расследовании РБК. Бюджет любой современной религиозной организаций строится по тому же принципу, с некоторыми изменениями и соответствующими особенностями, традиционными связями и другими факторами.

Как отчуждают и что де юре считают церковным имуществом?
Фото: jplenio, pixabay.com

Вопрос об условном «перекосе» внимания государства к религиозным организациям в России, притом что церковь формально от государства отделена, остается открытым. Оппоненты могут возразить — мол, на федеральном уровне внимание к религиозным организациям равное, и применят аргумент — действующий федеральный закон 2010 года «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения». Сиречь Федеральный закон от 30 ноября 2010 г. N 327-ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности» (с изменениями и дополнениями), с НПА уместно ознакомиться самостоятельно.

Особенности правового поля

Как отчуждают и что де юре считают церковным имуществом?
Фото: designerpoint, pixabay.com

С 3 октября 2021 года вступили в силу изменения и дополнения Федерального закона от 26.09.1997 N 125-ФЗ (ред. от 11.06.2021) «О свободе совести и о религиозных объединениях». Многое из того, о чем сообщено выше, коррелирует с положениями статьи 21.1. «Распоряжение имуществом, находящимся в собственности религиозных организаций» (введена Федеральным законом от 30.03.2016 N 76-ФЗ), процитируем ее:

1. Сделки по распоряжению недвижимым имуществом, включая сделки, направленные на его отчуждение, приобретение, передачу его в аренду, безвозмездное пользование, а также договоры займа и кредитные договоры совершаются религиозной организацией с письменного согласия органа религиозной организации, уполномоченного уставом религиозной организации на письменное согласование таких сделок (уполномоченного органа религиозной организации). Сделка, совершенная без согласия уполномоченного органа религиозной организации, ничтожна. Требования о признании такой сделки недействительной и (или) о применении последствий ее недействительности могут предъявлять сторона сделки и (или) централизованная религиозная организация, в структуру которой входит религиозная организация, являющаяся стороной сделки.

2. Недвижимое имущество богослужебного назначения, включая объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) народов Российской Федерации, находящееся в собственности религиозной организации, может в случаях, предусмотренных уставом религиозной организации, отчуждаться религиозной организацией исключительно в государственную или муниципальную собственность либо в собственность религиозной организации соответствующей конфессиональной принадлежности.

По правовому пониманию федерального закона, изменения к которому вступили в силу 3 октября 2021 года, недвижимое имущество религиозной организации нельзя продать постороннему лицу или организации, если документально имущество позиционируется как богослужебного назначения, включая объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) народов Российской Федерации, находящееся в собственности религиозной организации.

Как отчуждают и что де юре считают церковным имуществом?
Фото: Елена Пестрикова, pexels.com

Такое имущество в соответствии с уставом религиозной организации, может отчуждаться религиозной организацией исключительно в государственную или муниципальную собственность либо в собственность религиозной организации соответствующей конфессиональной принадлежности.

Однако сложности с оформлением возникают, если здания документально такими объектами не являются. Так мы пришли к оценочному суждению, с чего начали (см. первый абзац): нравственная сторона у продавца помещений ущербна.

По сему закону, администрации на местах освоили регламент передачи (важно — в заявительском порядке) недвижимого имущества даже с прилегающими земельными участками. Законодателем предполагается, что логичный вопрос — кому именно передавать здания из муниципальной или госсобственности, разрешается относительно просто:

  • Религиозная организация обращается в администрацию (по территориальности нахождения объекта) с обоснованным заявлением, обоснования — в исторической и фактически подтвержденной традиции и пользования имуществом в прошлые годы, вплоть до экскурса религиозных традиций и фактов богослужений в конкретном здании — в веках.
  • Администрация обоснованно удовлетворяет заявление, конкурсных процедур для сего не предусмотрено.
  • Спорные же случаи, когда на недвижимое имущество претендуют сразу несколько религиозных организаций, решаются специально создаваемыми комиссиями, а при возникновении неистребляемых противоречий — в суде.
И. И. Бродский, «Церковь», 1905 г.
И. И. Бродский, «Церковь», 1905 г.
Фото: artchive.ru

Что касается объектов недвижимости государственной собственности, то их Росимущество передает двумя способами — в собственность или по договору безвозмездного пользования. Религиозные организации (если не принимают в собственность) выбирают удобную форму безвозмездного пользования:

  • Можно пользоваться государственным финансированием и рассчитывать на субсидии на восстановление и содержание храмов.
  • Если же имущество принимается в собственность и регистрируется, вся ответственность переходит к новому собственнику. И тут уже не до субсидий и иного государственного вспоможения, оно возможно, но уже по другим целевым основаниям.
  • Если комплекс церковных зданий не в собственности религиозной организации и (или) частного лица — следовательно, его содержит государство, а приход пользуется правом безвозмездного пользования. Это тоже определенного сорта зависимость.

Поэтому государство может выделять средства на развитие духовно-просветительских центров по федеральной программе «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России» или, к примеру, есть такая небезупречная программа, как «Культура России».

Винсент Ван Гог, «Церковь в Овере», 1890 г.
Винсент Ван Гог, «Церковь в Овере», 1890 г.
Фото: artchive.ru

И тут мы имеем открытый и ключевой вопрос: как распределяются средства — кого и по каким «избранным» критериям выбирают чиновники, с учетом того, что религиозных организаций в стране немало?

Продажа церковной недвижимости, где совершались богослужения, в современных реалиях гедонистического общества, ориентированного на удовольствия и потребление, это потеря для церкви имущества навсегда.

Возможно, уместным решением является предусмотрительная активность прихожан и приходских советов, ибо много проще признать здание объектом культурного наследия, введя соответствующее обременение при продаже, чем впоследствии «исправлять ситуацию». Либо в религиозной организации должен быть специалист, профессионально контролирующий юридические вопросы.

Статья опубликована в выпуске 19.05.2022

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Помню спор был между РПЦ и Союмультфильмом. "Бодались" они из-за здания на Новослободской улице, где Союзмультфильм работал все советсике годы, но все равно уступил это здание. Мне кажется, что студия не очень то проиграла. Старое здание, не считая самого храма, было маленькое невзрачное - не шедевр архитектурного искусства. Зато теперь у них огромный комплекс возле Останкинского телецентра. Перед ним стоят фигуры известных мультперсонажей. И технически они сейчас, надеюсь, лучше оснащены. Остается дождаться новых анимационных шедевров

    • Да,да. Подобные случаи не то, чтобы часто, но происходят. Люди в церкви, как пастыри, так и пасомые, не прилетели к нам с Луны, имеют качества "бедного грешного человека", которые и проявляются регулярно в различных вопросах. Особого "земного" суда, как в Испании времен Инквизиции с соответствующими границами юрисдикции, пока не существует, поэтому сии вопросы в современном мире так или иначе решаются судами общей юрисдикции и в арбитраже (в зависимости от статуса сторон)

      Оценка статьи: 5