• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Константин Кучер Грандмастер

Как в сибирских лесах наказывают за жадность? Байки бывшего лесника

Жадный беден всегда.
Франческо Петрарка

Я, вообще-то, по молодости большим мечтателем был. В таких круглых розовых очках. Хотя собственно очков у меня в те давние времена ещё и не было. Но мечты разные, в т. ч. и идиотские, присутствовали. Поэтому я после горного училища как-то умудрился поступить в лесотехнический ВУЗ…

Фото: pixabay.com

Думал, вот выучусь, буду леса выращивать. Они же — легкие планеты! Полезное дело. И хотя потом, уже после срочной и разных скитаний, выучился с грехом пополам, но лесов выращивать как-то, увы, не довелось. Потому, как выяснилось, что даже лесхозы больше рубят, чем выращивают. В общем, сплошные разочарования.

И ладно бы только у меня. Всем моим бывшим сокурсникам, что дипломы получили лет на шесть-семь раньше и, соответственно, ещё застали все прелести социалистической экономики, тоже пришлось столкнуться с неумолимой прозой жизни, разительно отличавшейся от того, что им начитывали в лекционных курсах. Вот, например, одна история из жизни, которую мне как-то при встрече рассказал один их хороших институтских друзей.

У них в лесхозе, как и на любом производстве, план был довольно напряжённый. Например, тех же метел ежемесячно нужно было заготавливать, ни много ни мало… 150 000 (сто пятьдесят тысяч!) штук. И не только их. Шеста гасильного — не меньше!

Но если метлу все визуально представляют довольно хорошо, то шест гасильный — это осина длиной не менее 5 м и толщиной в комле не более 10 см, а в вершине — не менее 4 см. Хотя приемщики помалкивали в тряпочку, брали и тоньше. Не до жиру, когда такой план по количеству.

Использовался гасильный шест в производстве алюминия: при его откачке из ванны прежде надо пробить корку, образующуюся на поверхности. Делать это металлическим предметом нельзя. Электролиз! В расплаве внизу — анод, вверху — катод. И если корку пробивать металлическим предметом, будет короткое замыкание. Со всеми вытекающими.

А гасильным шест называли потому, что при откачке металла из ванны из-за зазора, образующегося между анодом и катодом, возникает дуга. Так чтобы её погасить, сверху кидали цельную пачку этого шеста.

Как сейчас это делают — не знаю, не вижу, чтобы на наш Надвоицкий алюминиевый завод такую продукцию из леса возили. Ну, а тогда лесхоз на рубках ухода надрывался, заготавливая шест гасильный сотнями тысяч (!) штук. Самим лесникам и просто наёмным рабочим этот план был не по силам. Выручали таёжные бичи, которых в сибирской тайге… Полно! А приятель мой именно туда, в Восточную Сибирь, попал по распределению после института.

Так вот, бичей тогда у них было довольно много. Землянки они строили по тайге массово. Зимой браконьерством занимались, а с весны были в работе. Сначала черемша, потом папоротник-орляк и берёзовый сок, а за ними — живица пихтовая. Ну, а шест гасильный и метла из акации — это круглый год.

Была, правда, с ними одна проблема — полное отсутствие документов. Поэтому зарплату на бичей приходилось закрывать ведомостями на подставных лиц, которые благодаря этому получали прямую материальную выгоду к отпуску. Он-то по среднему рассчитывался, а на бумаге он у них побольше выходил, чем по факту. Ну, и в случае больничного они требовали свой процентик, считая, что начальник всё остальное бичам не отдаёт, а складывает в свой карман. Они же бичи. Зачем им деньги?!

И вот как-то раз лесники, на которых закрывали бичевскую допзарплату, оказались с ними на одной площади старых лесных культур, где и заготавливался гасильный шест. Бичи работали аккуратно: вбивали колья в землю и между ними складывали готовый шест (ровно по 300 штук), заранее выбирая площадки, к которым возможен подъезд. А лесники складывали шесты в кучи, не утруждая себя выносом к путям подъезда, поскольку на машину всегда грузили бичи.

И официальные работники моего институтского приятеля решили схитрить: перетаскали в свои кучи по 15 гасильных шестов из каждого бичевского штабеля. Мол, не заметят те, лопоухие. Бичи, они бичи и есть. Они, поди, и считать-то не умеют. Откуда им было знать, что в каждом штабеле всё строго посчитано, а у главного среди бичей — Александра (мужика умного, волевого и жёсткого), за плечами Ленинградский политех?!

В общем, при погрузке всё сразу выяснилось, да и по следам было чётко видно — кто вор. Приятель мой сразу Александру сказал, что никаких драк. Сам, мол, разберусь. А тот ему в ответ: «Не стоит тебе в это лезть. Молчи, иначе — рискуешь. Они тебя сдадут, пожалуются и про нас расскажут. А ты ведь знаешь, что милиция вместе с участковыми ищет наши базы. А как найдут — жгут! И тебе, и нам всё это боком выйдет. Не лезь. Сами разберемся».

Приятель и понял, что не стоит ему суетиться. Лучше промолчать. На том дело и закончилось.

А через какое-то небольшое время его лесники… Пропали! День их нет. Другой. Третий. И что тут думать? Может, их уже порешили (бичи — народ решительный, и терять им нечего), да и спрятали в тайге? Участковый уже начал документы оформлять, чтобы поиски организовывать, но на четвертый день пропащие души вдруг сами объявились. Все такие из себя молчаливые. На естественный вопрос: «Где были?» — ответили, что заблудились.

Но… Шила в мешке не утаишь! И недели не прошло, как весь лесхоз всё уже знал.

Оказалось, что их четверых остановили в тайге, где они были на работе, трое вооружённых мужиков в масках, привели к костру и заставили есть сваренную на молоке гороховую кашу.

— Наелись?

— Да-да, наелись. Спасибо большое!

— Ну, тогда вот возьмите, попейте.

И налили каждому по полстакана водки. На закуску ту же самую гороховую кашу дали. А потом заставили каждого выпить по полстакана постного масла. После чего в рукава курток просунули гасильные шесты, которые — помним? — длиной не менее пяти (!) метров! И получились лесники — как распятые: куртку не снять и шест самому никак не вытащить.

Даже бить их не стали, так и отпустили. А они только на второй день сообразили, как им с таким распятием бороться. Кое-как из рукавов шесты вытащили, а потом ещё два дня отстирывались на речке и сушились. Домой в такой изгаженной одежде идти было как-то стрёмно…

Статья опубликована в выпуске 22.09.2018
Обновлено 15.08.2021

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Сергей Белов Читатель 24 сентября 2018 в 08:16 отредактирован 24 сентября 2018 в 09:46 Сообщить модератору

    Такие истории всегда интересны- о тайге, о людях.
    Но,думаю, избавиться от шеста за "шиворотом" при наличии такого-же бедолаги рядом, не сложно. Да и одному можно исхитриться. Ежели руки дополнительно не привязаны к шесту. Но тогда они быстро затекут. Два дня соображали? Странно.

    • Александр Карачёв Читатель 25 октября 2021 в 07:17 отредактирован 25 октября 2021 в 08:10 Сообщить модератору

      Сергей Белов, по этой причине это просто чушь, статья ради статьи, один наступает на палку прижатую к дереву второй плавно съезжает это только один способ я сходу несколько придумал, даже как это одному провернуть.

      • ...один наступает на палку прижатую к дереву...
        Восемь раз "ха-ха". Иной реакции, прочитав такую чушь, просто не может быть. Александр, похоже, вы очень невнимательно читали статью, т. к. забыли, что перед тем, как лесников отпустить, им, каждому, налили "...по полстакана водки. На закуску ту же самую гороховую кашу дали. А потом заставили каждого выпить по полстакана постного масла". И только после этого "...в рукава курток просунули гасильные шесты, которые — помним? — длиной не менее пяти (!) метров!"

        Оценка статьи: 5

    • Кто знает, Сергей, может, всё было не так просто, как может показаться на первый взгляд?
      А может... То, что на вторые сутки - вполне естественно для людей, которые были в полной уверенности, что люди, работающие с ними бок о бок, считать не умеют, и искренне не понимали, зачем деньги другим?.. Нет, им-то, понятное дело, деньги нужны. А вот другим... ЗАЧЕМ?!

      Оценка статьи: 5

  • Да, интересная история...

    Оценка статьи: 5