• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Ляман Багирова Грандмастер

Ассоциации. Какую тайну всю жизнь хранил Юрий Нагибин?

Часть 2

А жизнь тем временем шла своим чередом. В 1959 году Нагибин встречается с Беллой Ахмадулиной. Ей 22, она уже побывала замужем за Евгением Евтушенко и рассталась с ним. Ее только что отчислили из Литинститута за проваленный экзамен по марксизму-ленинизму. Хотя истинная причина была в другом.

Юрий Нагибин и Белла Ахмадулина Фото: ladylifestyle.ru

Перейти к первой части статьи

Юная поэтесса, уже ставшая звездой, отказалась участвовать в травле Бориса Пастернака.

Она обрушилась на меня как судьба. Было то, что я понял лишь потом, — стремительно и неудержимо надвигающийся мир другого человека, и я был так же беспомощен перед этим миром, как обитатели Курильского островка перед десятиметровой волной, слизнувшей их вместе с островком.
Из дневника Ю. Нагибина

Нагибину было под сорок. И он так же, как и прежде, был внешне предельно лоялен к власти. Но любовь между этими двумя, столь различными по духу и душевной организации людьми, вспыхнула мгновенно.

Белла не была красавицей, но была необыкновенно утонченной, словно статуэтка из дорогого фарфора. А еще и манера говорить — голос, словно серебряная дудочка, навевавшая сны о неведомых мирах и очарованных далях.

Нагибин в то время тоже производил на всех ошеломляющее впечатление. Сейчас это называют харизмой… Раньше — более милым словом: «обаяние». Непоколебимая, невозмутимая уверенность в себе, в сочетании с львиной мужской притягательностью. Стареющий лев. Это определение более всего подходило ему. Он мог позволить себе выбирать. И выбрал — взбалмошную, экзальтированную, но очень талантливую девочку с татарским разрезом горящих глаз.

Безупречным казался этот союз. Нагибин помог жене написать два киносценария по его новеллам — «Стюардессу» и «Чистые пруды». Причем сделал это так, чтобы она имела возможность прочитать за кадром свои стихи.

В кинематографе Нагибин чувствовал себя как рыба в воде. В конце 50-х один за другим вышли фильмы, снятые по его рассказам и сценариям: «Трудное счастье», «Самый медленный поезд» и «Ночной гость» с неподражаемым И. Смоктуновским в главной роли.

Такая удачливость еще сильнее раздражала завистников. Пока другие или диссидентствовали, ведя на кухне запрещенные разговоры против власти, или, наоборот, смирялись, он каким-то чудесным образом умудрялся быть в фаворе, не особо скрывая свои потаенные мысли. И при этом греб деньги не просто лопатой, а ковшом экскаватора.

«Председатель» — легендарный фильм по его сценарию. Но посмотрели его «люди сверху» и возмутились: мол, что это такое, это клевета на действительность. Сценариста публично обвинили в том, что он оболгал и очернил образ колхозника.

Нагибин нервничал. Он понимал: власть, которая дала ему все, может все и отнять. Например, закрыть ему дверь в кинематограф. А это пробило бы серьезную брешь в доходах.

Нагибина склоняли и в прессе, и на заседаниях СП. Напряжение нарастало. В какой-то момент сердце не выдержало. Инфаркт.

Он справился. И вышел из больницы в тот момент, когда «Председатель» с неподражаемым М. Ульяновым уже триумфально шествовал по экранам. Зрительные залы были неизменно переполнены, и критики вынуждены были замолчать.

А дальше — шаг вперед. Мировой кинематографический уровень.

В «Красной палатке» снимаются Клаудия Кардинале и Шон Коннери. Фильм «Девочка и эхо» получает призы на фестивале в Локарно и Каннах. «Бабье царство» (да, тот самый, где сыграла великолепная Римма Маркова) — специальный диплом на фестивале в Сан-Себастьяне. И вершина: «Дерсу Узала» Акиро Куросавы по сценарию Ю. Нагибина становится лауреатом «Оскара».

И тут, когда удача не просто вновь улыбалась ему, а была словно в зените своей солнечной улыбки, в писателя будто вселился неудержимый бес. Ежедневные застолья становятся многодневными. Алкоголь льется рекой. Не щадил ни себя, ни официантов — они просто не успевали подносить горячительные напитки.

Возвышенный и утонченный брак с Беллой становится жалкой пародией на семейную жизнь. Они сразу договорились, что их союз будет, так сказать, свободным, то, что метко называют «высоки-ие отношения!» Но даже для них есть какой-то предел, какое-то табу… И это табу было нарушено.

Если сходятся люди, которые любят друг друга, то у них все должно быть на жизнь и смерть, и нет такой вещи, которой нельзя было бы простить. Я чувствовал ее как часть самого себя, вернее, как продолжение себя. Совершенно естественно, что это продолжение должно быть наделено всеми моими отвратительными качествами: распутством, склонностью к пьянству, особой бытовой лживостью при какой-то глубинной правдивости натуры, неумением быть счастливым.
Из дневника Ю. Нагибина

Нагибин был на грани срыва, и друзья страшились за него. Даже Василий Шукшин, не отличавшийся робостью характера, попадает под нагибинскую горячую руку.

В творчестве тоже все было беспорядочно. Вслед за мытарствами фильма «Председатель» начались новые мучения с фильмом «Директор».

Нагибин писал сценарий к этому фильму, взяв за основу свою жизнь в семье главного строителя автомобилей — Ивана Лихачева. По мнению кинематографистов, образ Лихачева на экране мог воплотить только один актер — Евгений Урбанский.

Евгений Урбанский
Евгений Урбанский
Фото: kulturologia.ru

Нагибин, чтобы хоть как-то отвлечься от закулисных игр и интриг по поводу фильма, отправился на съемки в Каракумы. Там они встретились с Урбанским и тут же схлестнулись так, что посыпались искры! Неудивительно, они были из одной породы победителей, а двух победителей на одном месте, как известно, быть не может.

Каждый доказывал свою бойцовскую харизму, или, если угодно, свою «самость», любыми способами. Урбанский заявил, что сцену гонок по пустыне он будет играть сам, без каскадеров. Первый дубль отсняли неплохо, но режиссер А. Салтыков попросил сделать второй.

Автомобиль взлетел над барханом и перевернулся. Евгений Урбанский скончался от полученных ран по пути в больницу. Молва тут же обвинила в его смерти режиссера с его злосчастной просьбой о втором дубле. Ну и заодно оказавшегося рядом сценариста.

Нагибин вернулся в Москву обескураженный, притихший. Он, с его чутьем и острым чувством сопричастности к боли, ел себя поедом, мучительно корил за трагедию с актером. За то, что не настоял на каскадерах, за то, что спорил с Урбанским на съемках, за то, что вообще поехал в Каракумы.

Московский дом был пуст и неуютен. Белла бывала там теперь редко. Нагибин бежал от тоски пустого дома в рестораны. Они по-прежнему услужливо перед ним открывались, по-прежнему алкоголь лился рекой.

И водка, и эти мои нынешние дела — явления одного порядка: только бы спрятаться от действительности, от себя. А писать даже мои жалкие рассказы — это иметь дело с жизнью, а значит, и смертью.
Из дневника Ю. Нагибина

В ноябре 1968 года Нагибин и Ахмадулина окончательно расстались. На прощание Белла назвала мужа «паршивой советской сволочью» и этим ранила больше, чем супружеской неверностью.

Боли уже не было. Только зияющая черная пустота и усталость. От нее было два лекарства, причем одно — крепкое — уже не помогало. Оставалось второе — работа. Тем более что она продолжала оплачиваться.

Новую любовь Нагибин встретил в Ленинграде. Алла была переводчиком и замужем. Они увидели друг друга в каких-то гостях. Перед обаянием стареющего льва-златоуста могли пасть любые бастионы. Не устоял и этот.

Алла и Юрий Нагибины. 1973–1975 гг.
Алла и Юрий Нагибины. 1973−1975 гг.
Фото: vseznaykavid.ru

Молодая женщина с глазами косули. Нагибин решил, что это его последний шанс. Так и случилось. Цветы охапками, прогулки, долгие беседы. В Ленинград он теперь ездил каждую неделю. А потом Алла перебралась в Москву. До конца своих дней Нагибин прожил с нею.

10 января Алла переехала окончательно. Два дня у меня такое чувство, будто мое сердце закутали в мех. Помилуй меня Бог.
Из дневника Ю. Нагибина

Нагибин успокоился, остепенился. Но ритм его жизни оставался неизменным. Каждое утро — обязательные четыре страницы текста. Вечером — отдых. Из окон его кабинета по всему писательскому поселку раздавалась изумительная классическая музыка: Рахманинов, Чайковский, Вагнер. И особенно громко — его любимый Лемешев.

Жизнь упорядочилась, вошла в колею хлебосольного открытого писателя-барина. Друзья, застолья, разговоры обо всем. Пир души.

Но оставалась еще одна тайна, которую он тщательно хранил в дальнем углу сада в жестяной коробке. И в один из дней он вытащил попорченные плесенью листы рукописи, перепечатал на машинке и уже не стал прятать. Оставил на столе как знак для жены: «прочти».

Благодаря отцу я узнал столько всяческой боли, сколько не причинила мне вся моя остальная жизнь. Это единственная основа моего душевного опыта, остальное все дрянь и грубость. Маленькая фигурка за колючей проволокой лагеря… и взгляд мне вослед, взгляд, который я физически чувствовал, даже скрывшись из виду, — это неизмеримо больше того, что способен дать сыну самый лучший отец.
Ю.Нагибин «Встань и иди»

В самом конце 80-х Нагибин надолго уехал в Италию. Алла осталась дома. Она перепечатала рукопись и отнесла ее главному редактору журнала «Юность» Андрею Дементьеву. На свой страх и риск. Реакция Нагибина была неизвестна, а в гневе он был страшен.

Но писатель по приезду ругать жену не стал. Он просто позвонил в редакцию «Юности» и узнал, что повесть «Встань и иди» готовится к печати. Она увидела свет в 1989.

Все, кто знал Нагибина, были потрясены. Оказывается, это утонченный сноб и бизнесмен от литературы 30 лет хранил в себе и в жестянке на даче такую боль.

Но это было лишь начало. Другую тайну жизни писателя узнали лишь после его смерти, когда была опубликована повесть «Тьма в конце туннеля». И она тоже была связана с его отцом: настоящим, которого он не знал — Кириллом Нагибиным, и тем, кто стал для него всем — Марком Левенталем.

Справа Кирилл Нагибин
Справа Кирилл Нагибин
Фото: fenixclub.com

И самое беспощадное и безжалостное его произведение — «Дневники».

Что бы я ни делал: писал, пил, развратничал, читал — я все делал на пределе своих сил, все делал страстно. Я не выпивал, а пил мертвую, я блудил каким-то первородным грехом, я работал, как фанатик. Меня всегда надо было удерживать: от работы, от водки, даже от покупки туфель. На каком повороте выронил я лучшее в себе?
Из дневника Ю. Нагибина

17 июня 1994 года Алла привезла в дом совсем маленького щеночка эрдельтерьера. Нагибин был вне себя от восторга и счастья. Это была его любимая порода. Он играл со щенком, гладил его, ласкал и вдруг заплакал.

— Ты знаешь, я не увижу, как он вырастет, — ответил он на испуганный вопрос жены.

Потом помолчал и добавил:

— Ни Нобелевская премия, ни богатство, ни литературное признание я не променял бы на годы, прожитые с тобой, — потом поцеловал ей руку и сказал, что немного поспит перед обедом.

Он ушел во сне. Ему было 74 года. Столько же, сколько его любимому певцу, чью жизнь он своеобразно отзеркалил. Такой же баловень судьбы, такой же сладкопевец-златоуст, те же толпы поклонников, тоже шесть браков и счастье лишь в последнем.

Куда, куда вы удалились,
Весны моей златые дни?
Что день грядущий мне готовит?
Его мой взор напрасно ловит,
В глубокой мгле таится он.
Нет нужды; прав судьбы закон.
Паду ли я, стрелой пронзённый,
Иль мимо пролетит она,
Всё благо: бдения и сна
Приходит час определённый;
Благословен и день забот,
Благословен и тьмы приход!

Дневники были изданы после смерти и стали вершиной творчества писателя. Он, пивший жизнь полной чашей и знавший горечь ее бессмертного напитка, выразил всего себя в «Дневниках» — такого как есть, без прикрас. Перед собой он был честен и трогательно-беззащитен. И хочется верить (действительно хочется), что день грядущий приготовил Юрию Нагибину не забвение, а долгую память.


Примечание. При написании эссе были использованы произведения Ю. М. Нагибина («Квасник и Буженинова», «Дафнис и Хлоя», «Белая сирень», «Певучий голос Росси» (о С. Лемешеве) и др., отрывки из его выступлений на творческих вечерах, отрывки из его дневников, статья Юрия Кувалдина «Книга, а не человек» (о Нагибине), воспоминания друзей и информация из Интернета. Автор приносит сердечную благодарность за предоставленные материалы.

Статья опубликована в выпуске 18.06.2021

Комментарии (7):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Валерий Евстафьев Читатель 19 июня 2021 в 10:18 отредактирован 19 июня 2021 в 18:32 Сообщить модератору

    Алкоголизм - следствие духовного голода, а духовный голод - следствие отсутствия Любви.

  • Павел Андерсен Читатель 18 июня 2021 в 16:51 отредактирован 19 июня 2021 в 18:45 Сообщить модератору

    После прочтения "Моя золотая тёща", лично я не могу причислить автора ни к приличным мужчинам, ни к порядочным людям. Есть такие моменты в жизни, которые нельзя выносить на публичное обозрение. Касательно же фильма "Председатель", то недовольство им, в первую очередь, выказал прототип главного героя Кирилл Прокофьевич Орловский.
    Вот отрывок из дневника самого нагибина:" Уродливым призраком навис над моим ближайшим будущим мрачный безрукий гад [*], чьи воздетые в проклятии обрубки поддерживают на манер Аарона два грязных типа. Я твердо уверен, что вся эта история кончится для меня наихудшим образом: скандалом, потоками клеветы, невозможностью печататься в ближайшие два-три года. Я не умею плавать. Я пытаюсь плыть так, будто вокруг меня водная стихия, а вокруг — тяжелая смесь дерьма и гноя. Мне не доплыть до берега.

    [*] К. Орловский — прообраз Трубникова[5][6]. Он травил меня в угоду своему постоянному певцу Я. Цветову.["
    Для тех, кто не в курсе, свои руки Орловский потерял на войне!!!

    • Павел Андерсен, да, человек он был очень сложный. Я читала его "Дневник" - очень жестко написанное произведение.
      Беспощадный и к себе, и к другим.
      И как мне кажется, не очень добрый. Очень деспотичный.
      Но очень талантливый, очень.
      В его прозу погружаешься как в волшебное озеро.

  • Только Мастер может по достоинству может оценить другого Мастера. Это я в том смысле, что тонко чувствующая творческая личность как автор текста (статьи - язык не поворачивается) Ляман Багирова, пишет созвучное ей. Жизнь любого человека многогранна - можно так изобразить праведного, что даже в АД не примут.

    Но автор молодец - не скатывается в "бытовуху". Везде и всюду - рок или судьба талантливого человека ( Ю. Нагибина)

    Такое ощущение, что автор текста наконец-то нашёл родственную душу. И это - есть очень хорошо! Хорошо для всех: для читателей-обывателй, всем сопереживающим-ищущим, начинающим-опытным и любознательным.

    Нравятся мне тексты автора. Очень нравятся. )))

    Оценка статьи: 5

    • Перваков Филипп, спасибо Вам огромное. Я честно говоря, смущенаи польщена такими словами. Спасибо Вам.
      Я люблю читать Нагибина и об одном только жалею, что не все у него довелось прочитать. Но и того, что знаю, достаточно, чтобы понять - это настоящий Мастер -златоуст. Одно его "Квасник и Буженинова" чего стоит. Читается на одном дыхании.
      Это эссе я посвятила одной очень хорошей знакомой. Ей довелось увидеть Нагибина в непринужденной обстановке.
      В 1965 году она, еще ребенком, вместе с родителями поехала в дом отдыха для писателей (ее отец был писателем)
      И там она увидела Нагибина. Впечатление было именно такое: стареющий роскошный лев. Необыкновенно завораживающий, обаятельный. И рядом совершенно хрупкая, воздушная фарфоровая статуэтка Белла. Пара была просто великолепная!

  • Замечательная статья!!!

    Оценка статьи: 5