• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Борис Рохленко Грандмастер

Кикн. Как он превратился в лебедя?

Древнегреческие мифы иногда можно привязать к современной географической карте. Но не всегда. У Овидия в «Метаморфозах» есть персонаж по имени Кикн, о котором Овидий сообщает, что его отец был царем Лигурийского царства. Мало того, Лигурия была союзником Трои в Троянской войне.

Ян Асселейн, «Угрожающий лебедь», 1650 г. Фото: artchive.ru

Троя находится на берегу Эгейского моря, а Лигурия — в Италии. Трудно представить себе, что достаточно далеко расположенная Лигурия была союзником Трои в войне с греками. Еще одна странность: у Овидия есть два рассказа об одном и том же герое — Кикне.

Рассказ первый

Фаэтон разбился, его сестры плачут на его могиле

Дочери Солнца о нем не меньше рыдают, и слезы —
Тщетный умершему дар — несут, и, в грудь ударяя, —
Горестных жалоб хоть он и не слышит уже, — Фаэтона
Кличут и ночью и днем, и простершись лежат у могилы.

Прошло четыре месяца. Боль утраты не утихает, сестры каждый день приходят на могилу Фаэтона и горюют. И вдруг старшая сестра почувствовала нечто странное: у нее начали коченеть ноги. Это было только начало неприятностей:

приблизиться к ней попыталась
Белая Лампетиэ, но была вдруг удержана корнем.
Третья волосы рвать уже собиралась руками —
Листья стала срывать. Печалится эта, что держит
Ствол ее ноги, а та — что становятся руки ветвями.
У изумленной меж тем кора охватила и лоно
И постепенно живот, и грудь, и плечи, и руки
Вяжет — и только уста, зовущие мать, выступают.

Сестры превратились в деревья. Мать в отчаянии, она мечется от дочери к дочери, пытаясь остановить превращение, вернуть девушкам человеческий вид. Она ломает побеги, целует дочерей, но — с изломов стекает смола:

Стынет под солнцем янтарь, который прозрачной рекою
Принят и катится вдаль в украшение женам латинским.

Кикн видел это превращение.

Кикн, Сфенела дитя, при этом присутствовал чуде.

(Сфенел — отец Кикна, царь Лигурии.)

Кикн царствовал в Лигурии, но когда узнал о несчастии с Фаэтоном, бросил всё и прилетел к сёстрам. Вместе с ними он скорбит об участи Фаэтона.

Бернар Пикар, иллюстрация к «Метаморфозам» Овидия, «Кикн, превращение в лебедя», 1733 г.
Бернар Пикар, иллюстрация к «Метаморфозам» Овидия, «Кикн, превращение в лебедя», 1733 г.
Фото: artifex.ru

И вдруг началось его превращение в птицу: вытянулась шея, появляются белые перья, на пальцах — перепонки, выросли крылья и клюв, изменился голос…

Вдруг стал голос мужской утончаться, белые перья Волосы кроют ему, и длинная вдруг протянулась Шея; стянула ему перепонка багряная пальцы, Крылья одели бока, на устах клюв вырос неострый.

Кикн превратился в лебедя.

Бернар Пикар, иллюстрация к «Метаморфозам» Овидия, «Кикн, превращение в лебедя», фрагмент «Лебедь», 1733 г.
Бернар Пикар, иллюстрация к «Метаморфозам» Овидия, «Кикн, превращение в лебедя», фрагмент «Лебедь», 1733 г.
Фото: artifex.ru

Бернар Пикар изобразил Кикна в виде лебедя с ногами человека. Еще мгновение — и он получит лебединые лапы.

Хендрик Гольциус, иллюстрация к «Метаморфозам» Овидия, «Превращение Кикна в лебедя», 1590 г.
Хендрик Гольциус, иллюстрация к «Метаморфозам» Овидия, «Превращение Кикна в лебедя», 1590 г.
Фото: britannica.com

Эта легенда изложена Овидием во второй книге «Метаморфоз». И можно было бы на этом поставить точку. Но в одиннадцатой книге «Метаморфоз» тоже есть легенда о Кикне. И этот Кикн тоже был лигурийским царем.

Рассказ второй

Греки пошли на Трою, высадились на берег. Началось сражение:

Первым тогда от Гектора, волею рока,
Пал ты, Протесилай.

Гектор — сын царя Трои Приама, его первенец. Протесилай — царь Филакии, древнего фессалийского города.

Греки несли тяжелые потери: Гектор убил многих из них. В бой вступил Кикн, вода в заливе окрашена кровью:

Уже и сигейский Берег багрился, и Кикн, потомок Нептунов, уж смерти
Тысячу предал мужей.

Ахилл тоже воевал на стороне греков, он не остался в стороне:

Ахилл стоял в колеснице
И пелионским копьем укладывал строи троянцев

Ахилл искал самых отважных бойцов: Гектора или Кикна:

Он по рядам, или Кикна ища, или Гектора, встретил Кикна, — и на десять лет отложилась Гектора гибель

Ахилл мечет в него копье — оно не ранит! Ответный удар, нанесенный Кикном, пробивает щит Ахилла:

целясь копьем в закругленье щита, в Эакида
Бросил его, и оно слой меди и кожи бычачьей
Девять пробило слоев и только в десятом застряло

(Следует отметить устройство щита: слой меди и десять слоев кожи.)

Обмен ударами — безрезультатно! Еще атака — Кикн стоит неповрежденный!

Эакид и трижды, четырежды Кикна
Тылом округлым щита по лицу и вискам ударяет,
За уходящим идет, теснит то обманом, то боем
И не дает передышки ему, изумленному.
Кикна Страх обуял.

Ахилл повалил Кикна, навалился на него всем телом — и задушил.

И уж хотел с побежденного снять он доспехи, но видит:
Только доспехи лежат. Бог моря в белую птицу
Тело его обратил, и хранит она Кикново имя.

Так Кикн превратился в лебедя…

Статья опубликована в выпуске 22.11.2020

Комментарии (11):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: